«Архитектура, как культура строительства»

«Архитектура, как культура строительства»

В международных документах архитектура официально именуется «культура строительства». Этот постулат стал основным лейтмотивом Биеннале архитектуры 2016 года и XXI Международной выставки архитектуры и дизайна «Арх Москва». Организаторы хотели показать важность архитектуры как для градостроительства, так и для повседневной жизни современного гражданина. Тема Биеннале 2016 – «Архитектура и жизнь». Вот что рассказывают архитекторы ЗАО Проектный институт «Гипрокоммундортранс», которые побывали на этих мероприятиях.

И. Редкина: – Я считаю, что в таких выставках необходимо участвовать! Узна­ешь много полезного, интересного и полу­чаешь вдохновение, что позитивно сказы­вается на дальнейшей работе.

Основная цель выставки – показать, как архитектура влияет на образ жизни и настроение человека, как она способна улучшить качество жизни.

«Арх Москва» и Биеннале архитектуры проходили в ЦДХ. В работе международной выставки приняли участие 210 российских и зарубежных компаний из 12 стран мира, в том числе из России, Украины, Казахста­на, Германии, Италии, США и Нидерлан­дов. На первом этаже разместился «Арх Каталог». На этой площадке были представ­лены работы Евгения Асса, Тотана Куземба­ева, Николая Лызлова, бюро «Остоженка», Владимира Плоткина, Сергея Скуратова, Сергея Чобана, Никиты Явейна, ДНК, «Атриум», TOTEMENT/PAPER, Григо­рия Гурьянова и Рубена Аракеляна. Второй этаж был отдан под стенды архитектурных вузов (МАРХИ, МАРШ и ВШУ). Здесь же организаторы смонтировали полупрозрач­ный закрытый вуалью куб, в котором до са­мого конца выставки бюро Wall проводило открытые для всех совещания и переговоры. На третьем этаже располагались архитек­турные и некоммерческие экспозиции.

В особенности хочу отметить стенд Москомархитектуры, фотопроект speech: norway и проект «Quinta Monroy» чилий­ского архитектора Алехандро Аравены.

Стенд Москомархитектуры запом­нился своей подачей и информативно­стью. Он занимал целиком всю огромную стену входного, большого зала третьего этажа, в его экспозицию вошли проекты, разделенные на тематические блоки в со­ответствии с основными направлениями текущей градостроительной политики г. Москвы: «Массовое жилье», «Мо­сква культурная», «Скрытый урбанизм» и «Эстетика повседневности». Комитет собрал столько замечательных архитек­турных примеров, которые показывают как красота и функционализм могут улуч­шать жизнь.

Архитектурный журнал SPEECH при поддержке Посольства Норвегии в России представил фотовыставку «На­циональные туристические дороги Нор­вегии». Фотографии очень красивы, так и тянет немедленно всё бросить, отпра­виться во фьорды, в горы, настолько хо­роша природа, видовые площадки, многие из которых спроектированы известней­шими архитекторами. Фотопроект speech: norway получил диплом 5 Московской биеннале архитектуры в номинации «Лучшая экспозиция».

Лауреат Притцкеровской премии 2016 Алехандро Аравена на «Арх Мо­скве» представил проект жилого района, спроектированный на месте чилийских трущоб в городе Икике. В основе этого проекта лежит созданная им концепция «инкрементального жилища», которая подразумевает строительство дешевого социального жилья не в полном объеме, то есть можно построить только полови­ну дома (обычно 40 м2) с необходимыми коммуникациями. Таким образом, дома представляют собой блокированную двухэтажную застройку, в которой вы­строена только половина здания, другую часть жители достраивают сами. При этом перед возведением дома с семьями – бу­дущими жильцами – ведутся активные консультации.

Сто полудомов, спроектированных Аравеной в начале 2000-х и построен­ных на грант правительства Чили, после заселения подорожали в 2,5 раза. Вопло­щенная концепция дешевого и доступ­ного жилья в Чили оказалась настолько востребованной, что фирма реализовала 2500 таких объектов, адаптированных под разные финансовые условия и географи­ческое местоположение. Я думаю, что эту идею можно было бы применить и у нас.

«Арх Москва 2016» охватила все на­правления градостроительства. Внима­нию участников форума были представ­лены проекты панельного домостроения, транспортной инфраструктуры, много­функциональных центров, офисов, объ­ектов культуры, спорта, образования и медицины. Так как я в большей степени проектирую жилые здания, меня инте­ресовали, в первую очередь, экспозиции, посвященные массовой застройке и ее ин­фраструктуре.

На сегодняшний день в Москве ве­дется строительство панельных домов по новым стандартам – с гибкой плани­ровкой квартир, переменной этажностью корпусов, наличием угловых секций, ин­дивидуальным выразительным дизайном фасадов и нежилыми первыми этажами. Входы в подъезды и далее в квартиры предусмотрены только со стороны дворов, а на первых этажах сразу же строят поме­щения для магазинов, кафе, парикмахер­ских, аптек и так далее. Такие требования к архитектурно-градостроительным ре­шениям приняли в прошлом году (поста­новление № 305-ПП Москомархитектуры от 21 мая 2015 года).

Задача создания безопасных общест­венных пространств в массовой застрой­ке решается с помощью витражного или панорамного остекления. По словам глав­ного архитектора столицы Сергея Кузне­цова, прозрачность подъездов и первых этажей – это часть сегодняшней градо­строительной идеологии. «Прозрачные двери в подъездах позволяют делать улицы более освещенными, видеть, что происходит в подъезде и наоборот», – от­метил он. Кроме того, заранее предусмо­трены места для рекламных вывесок.

К переосмыслению городского про­странства в пользу человека-пешехода, как было отмечено на форуме, Москва приступила по инициативе мэра Сергея Собянина. Сначала была упорядоче­на парковка, реализован ряд проектов по благоустройству, затем в столице подошли к модернизации массового жи­лья. «Мы пережили длительный период типизации и обезличивания архитек­туры, который коснулся и массового жилья, и инфраструктуры, но сегодня перестали строить одинаковые садики, школы, ФОКи, магазины, добиваясь индивидуализации проектов и их при­вязки к конкретным районам», – сказал на открытии выставки Сергей Кузнецов. Перед профессиональным сообщест­вом поставлена задача благоустройства общественных пространств, создания пространства для пешехода и комфорт­ной городской среды. В Москве сейчас данному вопросу уделяется большое внимание при проектировании жилой застройки. Воронежу в этом плане надо брать пример со столицы. 

Сегодня московскую архитектуру от­личает европейский подход. В проекти­ровании первостепенным стало создание комфортной среды, развитие техниче­ских инноваций, уникальность формы. Сейчас люди, инвестирующие в строи­тельство, понимают и хотят вкладывать в проекты, которые останутся в истории, а не просто в окупаемые квадратные ме­тры.

К. Родных: – Мне понравилась ат­мосфера, которая царила на «Арх Мо­скве». Она была и творческая, и дело­вая, можно было пообщаться с метрами архитектуры, современными законода­телями, творческими людьми, поучаст­вовать в дискуссиях. А это очень важно в нашей профессии. Перед участниками форума выступало много именитых ар­хитекторов, посол Швейцарии в РФ, ректор и преподаватель школы «Марш», педагоги из Швейцарии.

Я с удовольствием побывал на лекци­ях, жаль, что время ограничено на вопро­сы, регламент довольно жесткий. И все же мне удалось поговорить с представите­лями нескольких архитектурных мастер­ских. К примеру, с британским архитек­тором Филиппом Боллом, главой бюро «Даер» (у них офис в Москве). Поскольку он работает в нашей стране, я поинтересо­вался его отношением к экспертизе, на что Филипп ответил: «Рынок в России инте­ресный, однако минус, и причем колос­сальный, даже не в долгих согласованиях, а в том, что страдает качество исполнения проектов. К сожалению, бывает так, что  по завершении строительства рождается совсем не тот объект, который изначально задумывал архитектор». Также он расска­зал, что услугами бюро «Даер» пользуют­ся крупные частные заказчики, которые объездили чуть ли не весь мир и видели примеры хорошей архитектуры и уви­денное им хочется воплотить у себя дома. В свою очередь, архитекторы британского бюро работают исключительно над про­ектами тех объектов, за строительством которых они будут осуществлять контр­оль. Только в таком случае, по их мнению, они могут отвечать за качество реализа­ции проектов. На мой взгляд, подрядчи­ки от этого только выигрывают. Обмен опытом – взаимовыгодная вещь. К слову сказать, «Даер» выполняло в нашей стра­не проекты жилья, офисов и торговых центров. Фотографии одного построенно­го ТЦ в Краснодаре можно было увидеть на выставке.

Также мое внимание привлекла ра­бота архитектора Вади Атаманенко. Его концепция интересна тем, что он пред­лагает строить дома, которые были ха­рактерны для России в начале прошло­го столетия. Нижняя часть выполнена из камня, верхняя – из дерева; этажность дома – не более трех. По его мнению, из таких зданий можно было бы постро­ить целые кварталы. Кстати, в проектном предложении на выставке он представил целую подборку улиц. Выглядели они довольно оригинально. Одновременно он искал инвестора, который бы заин­тересовался этим проектом. Так что выставка – это не только обмен опытом, демонстрация своего творчества, как принято считать, но и возможность най­ти партнеров и поддержать коллег.

Для меня стали открытием рабо­ты московской архитектурной школы «Марш». На «Арх Москве» она предста­вила экспозицию, выполненную русско- швейцарским объединением студентов двух школ – города Люцерна и «Марш». Они показали свои проекты, один из них назывался «Школа в Митино» (в Подмо­сковье), второй – Shelter+ (укрытие для сирийских беженцев в городе Лугано, Швейцария). Оба этих проекта – сов­местная разработка швейцарских и рос­сийских студентов. После выступления ректора Евгения Асса и преподавателя этой архитектурной школы Никиты То­карева, а также самих студентов, я об­щался с ребятами. И знаете, что меня удивило? Подход к работе над проектом.

Например, они сделали проект школы в девять этажей. Эта школа мне потом три дня не давала покоя. Я был несколько возмущен тем, что студенты не придер­живаются существующих норм к таким объектам. На мой вопрос «Почему?», ре­бята ответили, что искали новую форму, новые подходы к социальному объекту и дополнительную функцию (она в трехуровневой подземной парковке, которая находится под школой) и ориентирова­лись на этажность близлежащих домов.

По прошествии некоторого времени, когда эмоции улеглись, я понял: во‑пер­вых, они студенты, во‑вторых, приня­тые нормы были написаны несколько лет назад и для школы будущего могут устареть. Да, цифры принятых норма­тивов вынесены из опыта, но с течением времени многое может поменяться. Как пояснили сами ребята, в определении этажности они исходили из актуальных данных – демографических, транспорт­ных и других, и для этого провели боль­шую исследовательскую работу. А это «золотой» подход в архитектуре. Где гарантия, что завтра те же самые нор­мы не будут переписаны под эту шко­лу? И вполне вероятно то, что еще вчера было «нельзя», завтра будет «можно». Жизнь не стоит на месте. К тому же появ­ляются новые, более качественные, стро­ительные материалы, совершенствуются технологии, расширяются возможности самих учреждений, в том числе и общеобразовательных. У известного архитек­тора Николая Ладовского существовало правило – обязательно в своей диплом­ной работе студент должен был выпол­нить аналитическую часть. Для препо­давателя она была не менее важна, чем графическое исполнение. Так вот, в ар­хитектурной школе «Марш» до сих пор придерживаются этого правила. Очень важно, чтобы будущий архитектор обо­сновал, как и почему он пришел к своей идее, а это дорогого стоит. Архитектор в данном случае выступает как творец, как человек, который смотрит далеко вперед.

Второй проект «Убежище для бе­женцев» в Лугано (Швейцария), я бы сказал, трудный. Сложность, на мой взгляд, заключалась в том, что если всех беженцев селить вместе, то получится гетто, а если их разместить по всему го­роду – это вызовет недовольство мест­ных жителей. Необходимо было создать такую среду, которая бы взаимодейст­вовала с городом, была бы безопасной и комфортной. Тем не менее, студенты не побоялись взяться за это здание. Они также провели анализ существующего положения, что очень важно, и предло­жили самые разные проекты домов.

­ Подкупает смелость студентов «Марш». Как они мыслят и не боятся себя проявить. Если в микрорайоне есть проблема с парковкой, а почему бы не по­пытаться ее решить «в подземном испол­нении» при строительстве школы? И при этом обязательно соблюсти все нормы безопасности. Это был первый опыт объе­динения двух школ – московской и швей­царской, и он явно принес пользу всем.

Проекты, представленные на «Арх Москве», которые по своей масштабно­сти и стоимости создаются именно для столицы, брать за лекало и применять к Воронежу было бы нецелесообразно, поскольку мы находимся в разных ка­тегориях. Но тот принцип отношения к архитектуре, который превалирует сегодня в Москве, должен быть и у нас. Вот его-то и нужно взять на вооруже­ние. Да, у нас тоже происходят измене­ния в этой сфере, но гораздо медленнее. Поэтому будем надеяться на лучшее. А подобные выставки – это своеобраз­ная питательная среда для творческих людей, как глоток свежего воздуха, что­бы зарядиться. Ради того, чтобы вкла­дывать потом свои силы в улучшение архитектурного облика родного города.

 

газета «Строительство и недвижимость в Воронежском регионе», №25 (778), Ольга Косых